Маргиналы в творчестве М.А. Булгакова
Страница 3
Материалы и статьи » Маргиналы и маргинальность » Маргиналы в творчестве М.А. Булгакова

«Во имя нашего Завтра — сожжем Рафаэля, разрушим музеи, растопчем искусства цветы!» Лихо, не правда ли? И самое кошмарное то, что эти строки — не инструкция с Лубянки: нет, поэт был искренне очарован своим бесподобным эстетическим вандализмом.

Вряд ли нужно пояснять, что маргинальный социум был находкой для большевиков. Маргиналы их не просто поддержали — они стали для них главной питательной средой, откуда рекрутировались кадры «большевиков и прочих» (так в «Чевенгуре» у А. Платонова), от руководящего звена до рядовых бойцов. Именно здесь, в маргинальной стихии, идея революционного, насильственного переустройства мира нашла своих паладинов, своих фанатических последователей, готовых взойти за нее на крест или послать туда других — кто не согласен.

От «обескорененных» индивидов — к «обескорененному» обществу. К началу 20-х годов социально-культурный кризис в России достиг своего апогея. По подсчетам демографов, гражданская война и сопутствовавшие ей бедствия (эпидемии, эмиграция, еврейские погромы, голод 1921 г.) унесли 15—16 млн. человеческих жизней. В стране царили разброд и анархия, что приводило к стремительному росту деклассированных элементов. Но именно в этот период им открылся небывалый исторический шанс: из того, кто был “никем”, стать “всем”. Политической силой, стимулировавшей этот процесс, явились коммунисты, большевики.

Большевики были единственной политической силой в России, которая не боялась ни социального хаоса, ни массового насилия со стороны деклассированных элементов. Более того, они сознательно использовали их как таран для разрушения “эксплуататорского общества”. Хотя официально русские коммунисты провозглашали своей главной социальной опорой рабочий класс, но фактически в глазах многих из них “пролетарий” (“бедный”, “обездоленный” и т.п.) был не так уж далек от люмпена. Да и идеология их хорошо соответствовала уравнительским потребностям маргиналов — “казарменный коммунизм”.

Эту модель общественного устройства большевики стали активно проводить в жизнь сразу же, как пришли к власти, — не только из-за ситуации чрезвычайного положения в период гражданской войны, но и потому, что это соответствовало их убеждениям. Правда, затем они были вынуждены отступить. Крестьянство было недовольно, что у них насильственно забирают хлеб, а у власти пока не хватало сил, чтобы подчинить их своей воле. Поэтому под нажимом Ленина была объявлена новая экономическая политика (НЭП), при которой был введен более умеренный “продналог”, дававший возможность крестьянам торговать частью своей продукции на рынке. Но прошло несколько лет, и НЭП был ликвидирован. Этот второй (и окончательный) переход к “казарменному коммунизму” был осуществлен Сталиным.

Сталин лучше других коммунистических лидеров понимал, на какой слой необходимо опираться власти, которая намеревается построить тоталитарный уравнительный социализм. Сам будучи типичным деклассированным человеком, он хорошо чувствовал психологию маргинала (хотя, естественно, не употреблял этого термина). Он знал, что “промежуточный”, культурно “обескорененный” человек подчиняется силе, способен к слепой вере, лишен нравственных принципов и потому может быть послушным и вместе с тем жестоким исполнителем, И он принимает меры, чтобы рекрутировать социальные низы в структуры власти.

После смерти Ленина был объявлен так называемый ленинский призыв в коммунистическую партию. Меньше чем через два года партийные ряды увеличиваются в пять раз. Какой контингент шел в партию, можно судить по такой статистике: даже среди делегатов XVI съезда ВКП(б) (1925г.) высшее образование имели лишь 5,1%, с низшим образованием было более 60%. Сталин сознательно стремился к тому, чтобы этот новый, люмпенский слой вытеснил более или менее образованную и реалистически мыслящую “старую гвардию”, связанную с Лениным. Уже к 1928 г. доля ленинских кадров в партии была менее 1%.

Маргиналов не надо было долго упрашивать примкнуть к власти — они сами рвались к ней. Она давала им ощущение своей значительности, сравнительно легкую и сытую жизнь, где надо было не работать, а командовать. И они шли — в партию, советы, профсоюзы, органы безопасности. Сельский люмпенский слой сыграл поистине решающую роль в осуществлении насильственной коллективизации крестьянства в конце 20-х начале 30-х годов. Сейчас это стало вполне ясным, когда в эпоху перестройки и гласности появились исследования на данную тему, воспоминания очевидцев, а также произведения художественной литературы. Именно “сердитое нищенство” при поддержке репрессивного аппарата власти сумело опять закрепостить русскую деревню — на этот раз в пользу тоталитарного социалистического государства. Сельские низы имели в коллективизации свой собственный интерес — пользовались имуществом зажиточных крестьян, занимали их избы, становились начальниками над своими односельчанами.

Страницы: 1 2 3 4 5


Рекомендуем к прочтению:

Подготовка эмпирических данных к обработке и анализу
Анализ получаемых в ходе социологического исследования данных начинается с контроля над качеством заполнения инструментария, исправления ошибок и отбраковки (выбраковки) некачественно заполненных анкет, бланков, карточек и т.п. Категории ...

В чем заключается сущность эвристического метода прогнозирования
Эвристика — приемы и методы принятия решений, использующие интуицию и опыт специалистов в решении аналогичных проблем. Эвристические методы прогнозирования — методы, используемые для прогнозирования поведения сложных систем с множеством ...

Что такое конфликт?
Коротко говоря, конфликт – это навязывание своей воли. В зависимости от масштаба целью может стать подавление (в случае конфликта в семье) или даже уничтожение противника (в случае войны). Конфликт представляет собой наивысшую стадию про ...